Приплыли...

Я не знаю зачем и кому это нужно, Кто послал их на смерть недрожащей рукой…

Вместо преамбулы.

Интересное кино получается. Мне 62, я есмь пенсионер-доцент-политехник, страстно влюбленный в зимнее ужение окуня на блесну. Все друзья-рыбаки знают, что меня очень трудно заманить на ловлю корюшки, плотвы или того же окуня на мормышечную снасть.

Воистину громаден комплекс возникающих ощущений и воздействий.
- физических ( скоростная ходьба или бег на расстояния до 30-40 км. в иные дни; множество рывков за движущимся косяком окуня, пожирающего малька; сопровождающее эту гонку сверление лунок с интервалом 3-5-7 минут, иногда во льду толщиной до метра; иной раз кувыркание по торосам, перепрыгивание через трещины, ползание по глубокому, вязкому снегу, в пургу или против сильного встречного ветра…
- эстетических (неописуема красота белого безмолвия или восхода и захода солнца в ясный морозный день - глаз не оторвать от исчезающего на западе солнечного сегмента и ореола вокруг;
- психологических (от стрессов, от реалий нашей отвратительной действительности; от трескотни по радио, от рож мелькающих на ТV нуворишей, олигархов и подавляющего большинства политиков… От всего этого надо совершенно отвлечься, чтоб придти на лекцию к молодежи с отличным, веселым настроением);
- специфических (или, если хотите, мистических: безбрежное море льда и маленькая дырка в нем; и оттуда, вот чудо, "выползают" окушки. Сказка!;
- экономических (зарплата доцента СПбГТУ немногим более1000 р. Плюс пенсия в 500 с копейками и неработающая жена-пенсионерка, правда, блокадница. Сами считайте - густо или пусто. А тут глядишь, поймал 10-12 кг., половину продал по 20 р. за кг. - и на Беломор с пивом хватит. А то - и на брюки, как в прошлом году, в аудиторию не стыдно было войти.

Чаще другое: 2-3 штуки, сход ... Немедленно меняй лунку, начинай все по новой. Все время следи за перемещением "коллег", смотри, кто начал драть , не зевай, работай. Да оторви ты задницу от ящика. Охватывает чудовищный азарт. Азарт, поймите, не жадность. Было б так всегда, бросил бы работу, несмотря на исключительную привязанность к студентам, к своим любимым формулам теоретика, которые теперь никому не нужны… Нередко и такое: не стучит , хоть ты тресни. "Не хнычь, карта не лошадь, к утру повезет". Рубись, ищи, ищи. Так можно пробегать без желанного тычка цельный день. И хотелось лося, да не удалося. Не беда. Был бы день хороший, да компания приятная, да 100 грамм в заначке и непочатая курева пачка. В таки дни стоишь и смотришь по сторонам, любуешься природой, переминаясь с ноги на ногу и все равно ждешь, ждешь, ждешь… Вот оно слетевшее вдохновение - нашел правильное слово ждешь!


До того…

Толпа рыбаков на льду Ладоги

И в нашем деле важна информация… А так называемые друзья затихарились : 16-17 февраля в Креницах, у открытой воды хапали сумасшедшие количества "амбала" по центнеру и более! Еще стояли пасмурные дни, трасса по льду не была накатана, у камышей на 14-ом км. прохлаждались одиночные "тачки" безрассудных смельчаков, уходивших от них вдоль открытой воды на 35-40 минут…Выбрались только 18-ого, в пятницу, ехали по каналу и шли через болото, камыши, полтора часа. На трассу соваться не решились по моей "вине": дрогнул, как и наш "шеф" вслед за мной. Выступили слабовато: по 5-10 кг. мелковатого окушка. Уже было много народу, техники, грохота, рыбу, казалось, подвыбрали, разбили на мелкие стайки… И вдруг грянули морозы. И какие! Уже во вторник, 22-ого, приятель берет 50 с лишним кил на новом льду, в 10 м от стыка со старым. " Отходил максимум на 100 метров, дальше очень тонкий лед, не более 6-7 см. Да, уже несколько машин стояло около кромки ; рыбы навалом". Эх, жаль, могу поехать только в пятницу…

Едем! Погода - прелесть - мороз и солнце, день чудесный, пожалуй, даже холодновато что-то. Люди уже далеко на черном льду, отходят все дальше и дальше. Я люблю пошастать, я как старый кот гуляющий сам по себе, медленно проползаю мимо метров на сто, выбираю снежное пятно на покрытом микротрещинами абсолютно черном льду, эдак в 18-20 см. Грохает лед, солнышко еще не греет, варежки снимать не хоцца, сверлить трудно, уж больно тверд ледок, изотропен, однороден… Самому приятно, какой я грамотный. С предвкушением ясно чего вгрызаюсь и сажусь. Проходит минута, вторая. Жду. О! Толчок, еще один; не берет, зараза, не разогрелся видать. Нет, мелочь пошла, тоже сгодится, хотя и неинтересно. Так, это что такое? А это - 300 грамм, так, это - полкило, бац! - 700, ага, подмотаем с полметра. Ишшо полкило, ишшо, хороша была старушка, краше не было в селе… Сакраментальный вопрос! А ведь скоро час дня и когда время пролетело?. Что ж, пожируем, по рюмахе, чайком побалуемся и… красота то какая: ярчайшее солнце, искрящиеся блестки измороси, черный лед красив, как лебедь белая в пруду; заметно потеплело. Но, вперед, дальше. Приятель укатил аж на полкилометра, сел в гордом одиночестве. Я тоже выбрался из образовавшейся вокруг толпы, обрубили таки гады. И в поиск, сменив блесну на более крупную. Горбача нашел часа через два. Взял еще столько же. Баста, в пять домой, хотя так не хочется уходить, клев продолжается. Вмиг долетел до тачки, подгребли и мои двое - 40 и 60 кг. на вскидку. Великолепный, редкий результат. На берегу стоит фургон, покупает мелочь по 18 р. (с явным, традиционным недовешиванием). Что ж, толкну половину, 270 р. на дороге не валяются. Ребята скинули все… Завтра работа, 5 часов лекций. После сегодняшней рыбалки качество их будет на высоком уровне. Пришли бы, послушали, поверили бы.


Плывем…

Конечно, в воскресенье туда же. Мороз с утра крепкий, тихо, в точности как в пятницу, разве на западе какая-то полоска на небе темная. Вечером, в субботу, обещали потепление во второй половине дня и ветерок от слабого до умеренного. Однако, для еще более окрепшего льда это, скажет каждый мало-мальски грамотный рыбак, "семечки каленые". Побаивался одного: обещанное незначительное ухудшение погоды может снизить уровень клева. Приехали еще в сумерки, а у стыка уже образовались три стоянки машин. Остановились в правой, дальней от Птинова, где поглубже, куда, возможно, сдвинулся косяк крупняка. Нашему шефу Саше стоянка показалась ненадежной: и лед тонковат и неоднороден (молодец, не поленился лунку прорубить), и трещинки какие-то вроде бы намечаются, и, как ему показалось, под проехавшей машиной лед слегка прогнулся. Мы с приятелем Веней, разумеется, это нытье проигнорировали; из-за мороза, в рукавицах, медленно собрали финки. От традиционной утренней жировки отказались - скорее на лед. Еще подъехали машины, но Саша все стонет. Его понять можно только по одной причине: всего второй раз в жизни на паковом льду, страшно. Ладно, чорт возьми, поехали на среднюю стоянку, там и машин намного больше. Веник остался для перегонки финок на "новый" лед. Пришлось ковылять лишний километр назад. Перешли стыковочную трещину, которая на удивление сузилась по сравнению с пятницкой почти в два раза: ту перепрыгивали с разбега, а эту элементарно перешагнули. Как и ожидалось, народ подался мористее. Полетели без боя на прошлые мои последние лунки. Ребята зацепились, я - нет. И, значит, вперед. Нет, нет.

…Добрался до видимых последних торосов, а справа , в полукилометре, смотрю образовалась "каракатичная" толпешка: 4 или 5 тракторов (каракатиц) и "пассажиры". Методично бьюсь, наваливаюсь, деру. А вот и Веник, а вот уже обрубают, уже сотня неугомонных хапуг сверлится вокруг, "ну куда бедному крестьянину податься". Пожировали с Веником, у него пуд, у меня поменее, а каковы красавцы! Сашки только нет. А жаль.

Веник проскочил за торосы, усек трех орлов, вынимающих суперамбала. Вдруг возвращается ко мне: "Слушай, мужики что-то забеспокоились, леска стала круто уходить вбок, не поплыли ли?" - "Ерунда, скорее всего местное течение, ведь мы уже на свале. Я тоже заметил, но у меня легкая блесна, не бери в голову, ветер-то слаб, не больше 7-8 метров". И откуда он взялся, и солнышко стало затягивать. Внезапно заурчали моторы, оглянулся, смотрим народ нехотя потянулся назад, проехали каракаты. Быстро собрались и без особой спешки покатили к стоянке. Никакой паники, спокойно едем и через 15 минут мы у "трещины" шириной около 50м. Вот и Саша, слава богу. Люди подходят, множество знакомых. Детишки с папами и даже мамами. Вскоре уже тьма тьмущая рыбаков, а все идут и идут, особенно от Птинова. Сколько же всего? Может быть, тысяча, или больше. Примерно третий час дня...

По трещине гуляет небольшая волна. Смотрю влево, вправо - там расхождение значительно больше. Плохо; бежать для возможного выхода посуху некуда. Ну, кретин, где же твой опыт? Но никакой паники нет. Слишком много людей, а на миру и смерть не страшна. Говорят, что уже сообщили по рации об отрыве льдины. Наверное, скоро возьмутся за дело спасатели: светлого времени еще больше четырех часов.

Бодрые, активные ребята везде есть. Человек сорок отзываются на клич рубить лунки с целью отколоть небольшую льдину. Готово, перебираемся на подготовляемый кусок и дружно, по команде подпрыгиваем. Конечно, ничего не получается, перемычки держат, лед-то толстоват. Достаю нож, начинаю перерубать одну, куда там - мартышкин труд! Эх, пешню бы сюда. Ведь хотел взять, да испугался, что намаюсь с ней. В это время одна льдинка площадью 10-12 м2 сама откололась под напором волн и на нее, заливаемую водой, забрались 5 человек, погребли коловоротами, один из которых был обмотан тряпкой. Еще на одной, совсем маленькой, обосновался мужик с доской. Но тщетными оказались усилия гребцов: крепчавший ветер не позволил продвинуться даже на 10 метров. Полоса воды на глазах увеличивалась. На том берегу появилась утлая деревянная лодчонка. Тут же раздалась команда строится в очередь, отвязывать веревки от ящиков для последующей связки и сооружения парома. Утопия, но полезная своим активным содержанием. В очереди спокойно, детишки разгоняются и на коленках катят к своим родным. Подплыла лодка. Не скажу точно, но больше двух-трех человек она свезти по определению не могла. Очередь стала распадаться, переместилась правее, разумеется стихийно, туда, куда уже подплывало более солидное "судно" - "Пелла". Долго она приближалась к нам, а сколько еще грести назад против все усиливающегося ветра. Отправили несколько детей. Но времени уже почти пять, а "Германа все нет". В этой сутолоке раздался возглас: "Врача! Есть врач?" - кому-то стало плохо. Вскоре произошел первый инцидент с паникой, когда к месту вторичного причала "Пеллы" бросилось человек сорок, стремясь взять ее на абордаж. Не могу рассказать подробности, был от стычки в 50-60 метрах, но отчетливо слышал мужскую перебранку.

Как-то незаметно начало темнеть, чему способствовала появившаяся снежная крупка. Я понял, что надо готовиться к ночлегу и взял инициативу на себя. Благо, что некоторый организационный опыт имею: несколько раз командовал большими студенческими отрядами по уборке урожая. И орать умею во всю глотку и некоторый авторитет имею. Собравшейся около нас кучке знакомых в 10-12 человек даю команду немедленно строить заслон от ветра, сгребая ногами еще оставшийся в пограничной зоне снег и вставляя в него вертикально мелкие льдинки из находящихся тут же торосиков. Ребята дружно взялись за дело, маленько согрелись на ставшем пронизывающим ветре. Вскоре "капонир" высотой около метра готов, за ним выставили, сдвинув, финки, уселись, плотно прижавшись друг к другу. За финками еще несколько человек примостились, в том числе и "приблудных". Стало намного теплее, хотя поясница и шея сразу почувствовали всю "неуютность" такого обустройства. Люди, повидимому, тоже поняли, что ждать вертолетов, рекламируемых судов на воздушной подушке, катеров, лодок, чего еще… бесполезно. Весьма грамотно разбились на кучки в 25-30 человек, рассредоточились… Вон там, слева, справа, впереди… Лучше всех устроились трактористы и их окружение: опрокинули свои большие сани на бок, забрались в них… Некоторые обвернулись пленкой, кое кто палаткой… Сидим молча, попытки травить анекдоты, даже про женские гениталии, провалились, нещадно курим (пока есть что)… Этого еще мне недоставало, предплечья замерзли. Снял с финок рюкзак, выкинул рыбу (а жалко, уж больно улов красив), одел его на себя, Саша запихал мне клапан между спиной и рюкзаком. Потеплело, да и утренний мороз сменился оттепелью, стал мокреть снежок, занимавший малую толику ледяной поверхности, ветер усилился до 14-15 метров, стал порывистым (о порывах и такой скорости не упоминалось накануне ни в одном прогнозе!), началась, можно сказать, пурга. Стало совсем темно ...

Что такое? Сзади какой-то шум, топот. Мимо быстро проходят люди, оборачиваюсь и отчетливо вижу приблизившуюся черную полосу воды: край льдины начал стремительно разрушаться и все уходят на север, по ветру, в неизвестную даль. Едва разглядел напротив далеко сзади какие-то огни, похоже сясь-строевские. Неужели нас уже так далеко отнесло? "Мужики, встали, уходим. Веня, Саша, Юра… не отставать, не расходиться!" Идти трудно, ветер гонит финки, скользко, приходиться притормаживать. Все время кричу, голос садится. Проходим метров 200-300, выбираем пятно со снегом и снова обустраиваемся. Не успел согреться, снова стало холодно. Вспоминаю, что в клапане лежит мохеровый шарф. Долго вожусь, стоя на ветру, сел, хорошо… Проходит 15-20 минут и снова вперед. На мгновение теряем друг друга, все кричат, проходят отдельными группами незнакомые и знакомые, разве разглядишь? Снова садимся, спрашивают время, свечу фонариком, почему-то единственным в нашем устоявшемся коллективе. Смотрю сначала на компас, ветер поворачивает на юго-запад. Еще не хватало, теперь уж точно понесет в открытую Ладогу, мимо Сухо. Время - 21:00.

Внезапно разносится крик: "Вертолет летит!" Все оглядываемся, свет мощный, кажется он, родимый! Летит по кругу, вертикальный луч прожектора осматривает происходящее. Медленно снижается, садится неподалеку. Что около него конкретно делается, не вижу даже в бинокль, слепит, да и множество рыбаков мешает. Через 4-5 минут поднимается и … был таков. Где же вы теперь, друзья-однополчане? That' s all! Кранты - по нашему.

Как хотите, господа, но мои мозги, с тараканом вместе, осмыслить произошедшее не смогут никогда! На кой, извиняюсь, существуют матюгальники, как не поорать в них! Люди ждут, если не немедленного спасения, так хотя бы информации, что предпринимается нашими любимыми властями для их освобождения из ледового плена, куда бежать от непрерывно ломающейся кромки льдины, размеры которой нам неизвестны. Человек - это звучит гордо, но рыбак - не человек, а животное с отрицательным экологическим содержанием и дорога ему на дно! Подумаешь, профессор, генерал (не его ли спасли, слушок прошел), ребенок, женщина, пенсионер-герой соцтруда, алкаш, гомик, шизофреник, клептоман… Все вы - одно дерьмо и разговаривать нам с вами не о чем!

Ладно, проехали. Началась длинная ночь. Почти как по Высоцкому: сели-встали-пробежали, сели-встали-пробежали. Из образовавшихся в результате изгиба трещинок просочилась вода, ноги немедленно промокли - оделся-то по-зимнему, в теплую, но промокаемую обувь, "прощай молодость" называется. Ну, надоело отвечать про время. Успокаивающее и согревающее курево асимптотически приближается к нулю. Все сожрано, выпито, да и не до жратвы, подташнивает что-то. Задумался. Главное: выдержит ли льдина плавание по волнам да еще с грузом на "спине", да подтачиваемая локальным (или уже глобальным) течением, да динамически внутренне напряженная от перепада температуры во времени и по толщине? Как у специалиста по гидроаэроупругости прогнозы мои весьма пессимистичны. Прибудут ли спасатели, когда, в каком количестве и качестве? Решил на всякий случай мысленно попрощаться с родными и близкими, попросить, как водится у них прощения. Но к чорту эти мысли, надо держаться, скоро рассвет.

Как его ждали! Наконец-то! Вместе с ним стало удручающе ясно: если в самые ближайшие часы не прилетят спасатели (именно прилетят, а не приплывут), всем нам - абсолютная хана (слово "гибель" здесь просто неуместно). Ночные раздумья были оптимистичнее, а теперь… Под действием ветровой нагрузки, реакцией колеблющегося слоя воды развился так называемый панельный флаттер - мощный динамический процесс нарастающих изгибных колебаний ледовой пластины, ослабленной температурными напряжениями. Амплитуда достигла около полуметра при длине волны в 20-25 метров. Появилось множество трещин толщиной 1-3 см., из которых выплескивается вода, а края "ходят" относительно друг друга. Пожалуй, последнее, играет и положительную роль, приводя к определенной диссипации энергии за счет трения периодически смыкающихся "берегов" трещин. Все: "Лед качает, жуть!" Кричу: "Не смотрите на лед!" Становится просто страшно, люди, давно сбившиеся в кучки, боятся переходить из одной в другую. А куч много - 40-50? - не до строго счета. Как такую ораву спасти, сколько понадобится времени, вертолетов, сколько они возьмут сразу на борт? Какова будет продолжительность одного рейса? И уже никакого берега не видно, кроме черной полосы воды на юге, юго-западе. Как далеко уплыла льдина? Рой вопросов без ответов, а германов все нет! 8:00, 8:30, 9!

Чуть раньше у очень многих, в том числе и троих наших, не выдерживают нервы. Вот уже каракат, а за ним около сотни рыбаков из разных куч по одному-двое быстро потянулись за ним на юго-восток, по моему прикиду в сторону Кириково, надеясь вырваться из опостылевшего, смертельного ледового плена: а вдруг льдину развернуло и она сомкнулась с береговым припаем. Заметив это, четверо наших встали на финки, готовые сорваться в ту же "степь". Каких усилий стоило их остановить: "Стоять, не дергаться! Туда мы всегда успеем". Спасибо, что меня словом поддержал внешне невозмутимый Леня К. Спасибо, что и мои, Саша с Веником, вели себя тихо. Но самому ретивому, Сашке Ф., пришлось бросить в лицо гневное: "Сколько раз ты, мудак, будешь наступать на грабли?"

Неужели летит! В начале десятого появилась рокочущая "точка" (Леня твердо утверждает, что в 9:30; но никак не в 7!, как пишут в некоторых СМИ). Облетел всех и опустился прямо на лед, около мгновенно возросшей кучи, в 200-250 метрах от нас. Вылезли, кажется, двое спасателей. Долго выстраивали очередь, что-то объясняли. Сколько село? Неясно, и не так много, как хотелось бы, куча едва уменьшилась. Улетел. Вернулся, я строго засек время, через 18 минут. Прикинул: пусть, скажем, надо совершить 35 рейсов - уже 630 минут. Да, мы подождем, взбодрились, но льдина…

Конечно, спасатели, оставшиеся на льду, все отчетливо осознали. Раздались команды о создании групп по 25 человек, об их рассредоточении, о том, чтоб вытянулись в линеечку, не вставали вблизи трещины, чтоб выбросили все тяжелые, крупные предметы: финки, ящики, коловороты, рюкзаки… Тем временем утонул буран, ширина трещин растет. Рейс, еще рейс. Вероятность работает против нашей команды: вертолет забирает людей то на западе, то на востоке, то южнее… В одной из куч - паника, явно всем не влезть (еще на льду Леня мне рассказал, как спасатель его столкнул ногой со ступеньки, а у приятеля Юры сорвал шапку и бросил на лед, чтоб не лез). Несмотря на опасность передвижения, на скользкость, перебегают из команды в команду, двое или трое уже оторвались от нас… Нам тоже надо к кому-то пристраиваться или ждать, что к нам подсоединятся, народу почти не убавилось. Какая-то растерянность, не страх. Всеобщей паники, как таковой, нет.

Слава богу, появился второй герман. Поняли, видать, что дело - труба. И тут, сам не понимаю, как поддался порыву одного из наших: сел на его финки (свои уже давно оставил, идиот) и он повез меня в ближайшую, совершенно неорганизованную кучу. Встал, воды по щиколотку, в ногах отвратительно хлюпает, спасатель говорит, что этот вертолет летит к нам, приготовьтесь… Поверил я, сволочь, бросил своих. Стыдно, но факт! Хорошо быстро очухался, хорошо мои никуда не рванули, пешком возвращаюсь к ним, ветер сдувает, падаю плашмя в лужу, но добираюсь-таки и мы все вместе, поредевшие, перебираемся к ближайшей толпешке. Отдельные трещины достигают уже 10-15 см. Резко увеличивается возможность дробления льдины на отдельные куски, утонули еще буран, трактор, смыло со льда некоторые ящики, видно, как одиноко катятся финки…Приблизившийся к нашей группе спасатель отодвигает нас дальше от трещины, мористее, дальше, севернее, стойте здесь, ну, не толпитесь, сейчас прилетит еще один, бежит дальше, к другим (надо признать слаженую, в меру строгую, спокойную и деликатную работу спасателей на льду; один из них даже посоветовал рыбакам засунуть коловороты под куртку. Удивила только их громоздкая экипировка и не очень качественное передвижение: у одного все время спадала цапка, другой опирался на брошенный коловорот…). Точно, третий летит. Наступил полдень. Ох, народу еще много, успеть бы… Позади раздаются крики, машут руками, там ЧП: двое провалились, переходя трещину. Местами образовались небольшие полыньи, стало отчетливо видно, как с юга приближается кромка воды. Аппарат летит к чепэшникам. Рыбацкой техники и утвари практически не осталось - утонула. Скорее бы... Все, летит явно к нам, предпоследней группе, в которой находятся и три, в отличных зимних шмотках, буранщика, курят дорогие сигареты, стрельнуть бы, да… ну их, они и так переживают свою очень дорогую потерю. И мои, Веник с Сашей, слава богу, здесь. Распахнулась дверь вертолета и по команде гуськом, на карачках ползем к нему. Пытаюсь дотянутся до фала, который мне подает спасатель, но не могу: сзади за коленку схватил меня один бедолага, который, как и я, не может удержаться на льду из-за отраженного от него сильного вихревого потока; тут еще у меня шапка слетает и понеслась, как перекати-поле. Улетает машина и Веник с ней. Прав ты был, Сашка, когда утром говорил, что улетим мы на последнем вертолете (если еще улетим - подумал я). Но стало совсем спокойно - с нами все спасатели (не помню, четверо, пятеро?). Проходим еще севернее, где, кажется, надежнее…Сосредотачиваюсь перед посадкой, вот уже почти в кабине, кто-то за шиворот меня втягивает дальше, да я и сам могу, да канителиться некогда… "Щелк!"- и я "увековечен", как-никак последний рыбачокс, снятый со льда, за мной только спасатели (вечером, по ТV кадр: в синей пуховке и в белых рукавицах вползает в очках и с бородой, едва видимых под надвинутым капюшоном, враг бюджета и, стало быть, народа, его величество паршивый интеллигент). Еще раз скажу: вот вам и вероятность.


Прилетели…

Уселся в переднем ряду, у окошка. Смотрю вниз - пестрая мозаика: черный лед, серый, белый, битый, отдельные многоугольные льдины, вода… Летим долго, надо же все осмотреть, вдруг еще обнаружатся бедолаги. Высаживаемся почти впритык к Птинову, на паковом льду, в 20-22 км. от Крениц. Люди, бураны, машины, Веник, еще знакомые. Никто от меня ничего не требует… Теперь добраться бы до тачки, не уплыла ли? Вижу, как волнуется Саша, садится в буран, мы за ним, на меня наваливается еще кто-то, тяжело, снова страшно холодно мокрым, свисающим ногам. Едем вдоль камышей, снова долго. Мне кажется, что проехали линию стоянки машин, голову влево не повернуть. Стоп. Мы у продольной трещины, примерно на 12-ом км., слева вода. Времени почти 2 часа. Смотрю в бинокль на восток, едва вижу 8-10 машин, но далеко, не меньше четырех км. Буранщик дальше ехать не хочет, говорит, что там лед плохой, тоже оторвало, часть машин уплыла. Саша не выдержал, побежал. Мы с Веником, да знакомый Миша, потерявший своих, медленно побрели вслед. Смотрю опять в бинокль, кажется это Саша садится в тачку, едет под углом к линии отрыва. Остановился, посветил фарами, идем к нему, садимся уже втроем и пылим к берегу. Еще не все, еще одна страшная, вздыбленная трещина, где же переехать? Миша с Веником выходят, потом Саша, ищут. Находят пологое местечко с шириной трещины около метра. Вылезаю и я с голыми ногами. Саша с очень быстрого ходу перелетает на другую сторону и уже не слушая наших советов (и правильно; останься он, например, на правой стоянке, которую унесло…) резко пошел на юго-запад, по целине, стремясь выбраться на камышовую трассу. Есть, вот и Волховец, выезд перед деревней, где нас останавливает милиция, и мы на дороге. Менты расспрашивают Сашу, что там творится, много ли машин осталось, людей, сами рассказывают о пропавших тачках, об утонувших рыбаках и местных спасателях. Нам это неизвестно и вызывает чувство горечи и обиды… Миша просит подъехать к сараям, поискать своих. Тщетно, там столько машин, такая толпа, встречающие, ожидающие…

Уматываемся поскорее, надо срочно своим сообщить, им, пребывавшим в неизвестности о нашей доле, было, наверное, морально тяже-лее; но это - тема отдельного разговора. Саша на удивление быстро дозвонился. Так, теперь быстро в магазин, стресс сбросить, расслабиться. В шесть вечера дома. That' s all или "la commedia e' finita" - по нашему "все хорошо, что хорошо кончается".


Вечный вопрос.

Вечный русский вопрос по любому событию: "Кто виноват?" Кто виноват в трагедии, которая вполне могла стать трагедией российского масштаба? И, как всегда, однозначного ответа нет.

Конечно, виноваты мы, рыбаки. Как виновата цепочка альпинистов, на которую внезапно обрушилась лавина снега. Например, виноват академик, ректор МГУ, знаменитый нелинейный оптик Рэм Хохлов, который решил в свои 50 с копейками покорить пик Коммунизма (не переименовали еще?) и погиб. Как виноваты яхтсмены, неожиданно оказавшиеся в эпицентре жесточайшего шторма. Например, виноват мои дорогой ученик, прекрасный парень Леня Прокопович, над которым сомкнулись воды коварной Балтики. Виноват мой декан, профессор Пальмов, не вписавшийся в поворот на внезапно обледеневшей трассе скоростного спуска: ну, подумаешь, ногу сломал. Виноват французский гонщик-мотоциклист, решивший поучаствовать в ралли по пустыне Сахара, и не вернувшийся с него… Долго могу приводить примеры несчастных случаев с участием людей суперрискового хобби. Ну, поймите, господа-губернаторы и министры, журналисты и бизнесмены мещане и обыватели, предпочитающие тахту, тапочки, телевизор: хобби у нас такое, про себя я уже в преамбуле написал. Еще могу добавить слова Рэма: "…если я над какой-нибудь пропастью часов восемь не повишу, я не войду в состояние, чтобы еще год ректором МГУ выдержать" (Интеллигент народа не глупее. ОГ №9 (343)).

"А мне говорят, все друзья говорят, и Фрол и Пахомов с Тонькою", и самые близкие люди, что зима плохая, лед - дрянь (но откуда вы знаете о состоянии льда, когда вам даже два рыбака назовут разную толщину; проверено), что все время предупреждают об опасности выхода на лед. Да, всегда есть элемент риска, уже этот разговор проехали. Откладывают намеченную поездку только по двум объективным причинам: просто мерзкая погода (сильный ветер с дождем или, что еще хуже, с мокрым снегом) или когда сделано штормовое предупреждение. Ни той, ни другой причины не было (об отсутствии предупреждения заявил и мэр Новой Ладоги). Не надо держать тысячу рыбаков, попавших в беду в результате несчастного случая, за полных идиотов. Лучше подумайте о совершенствовании метеослужбы и своевременной информации при неблагоприятном прогнозе. Сколько об этом говорится, а воз и ныне там. Опять скажете, что слишком много дырок в бюджете, не до того. Но мы, налогоплательщики, разве не имеем права рассчитывать на то, что хотя бы в полночь по местному радио прозвучало cпециально для рыбаков строго следующее: в ближайшие сутки t0C, направление, скорость ветра, атмосферное давление будут меняться в пределах ( - ) (данные о влажности воздуха не обязательны). Эти сведения должны быть даны по основным четырем зонам ловли: южный и северный берег залива, западный и южный берег Ладоги и повторены минимум дважды. Исключительна полезной была бы и информация специалиста по ледовой обстановке. Предел моих мечтаний для бюджета еще экономичнее: учредить подобную платную службу по телефону. Недостаток в указанной надежной информации - один из "виновников" обсуждаемой трагедии. Ну, а третий, главный, виновник - это наша власть все еще большевистского общества, знаменитого своим античеловеческим лозунгом: есть рыбак - есть проблема, нет рыбака - нет проблемы! Что Вы, там, сначала баксы считали, кто будет спасать или так загуляли по случаю воскресенья, что не доперли до масштаба стихийного бедствия? Снять людей со льдины можно было еще в воскресенье: светлого времени хватило бы. Это показал следующий день, операция заняла примерно четыре часа. "Хороший парень Сережа Шойгу" - сказал Боря Немцов. Согласен, только что-то мало у тебя вертолетов, дорогой. Ссылка на то, что в воскресенье спасали рыбаков в других местах, совершенно неуместна. Тем более пора обзавестись парой, другой и прислать их нашему начальнику, а то он растеряет свой электорат, особенно после злобного интервью по данной проблеме. Может быть лучше купить их, господин губернатор, на предвыборные тугрики, глядишь и проголосуют, как надо. Кстати, как на счет военных вертушек? Их тоже мало, или, нельзя использовать армию для помощи утопающим? Поговаривают, что и с топливом не лады. Странно, шикарных бензоколонок-то понараспихали вдоль шоссе - пописать негде. Богата матушка Россия, а в нужный момент "бензин йог".

Ладно, пока проехали. Но к созданию серьезной службы спасения на воде и льду пора немедленно приступить. Как к этому привлечь средства рыбаков, честно скажу, не знаю. Моя боль, но не моя специализация. А непродуманных, неквалифицированных советов и в СМИ хватает. Ясно одно: штрафами и запретами ничего не добиться. Не то нынче время, чтобы "не пущать!" Буду очень рад, если после прочтения этих сугубо личных записок число моих единомышленников, или просто сочувствующих, увеличится хотя бы на единицу.



Доцент-пенсионер, кандидат физ.-мат. наук, любитель зимнего ужения на блесну без сторожка В.А. Пупырев 1-7 марта 2000 г.
(взято с fisher.spb.ru)



Наверх.